Новости

Все новости

Сколько стоит год жизни?

UTK_6420От 1 млн до 20 млн рублей – такую оценку предложили на круглом столе «Терапия прорыва» на котором 29 мая 2019 года представители органов власти, фармкомпаний и пациентских организаций обсудили, какие условия необходимы для инновационного рывка в российском здравоохранении.

Круглый стол прошел в рамках крупнейшего форума в сфере здравоохранения «Здоровье нации – основа процветания России».

Модерировали его директор Департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга России Алексей Алехин и президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев.

Генеральный директор ФГБУ «Центра экспертизы и контроля качества медицинской помощи» Минздрава России Виталий Омельяновский призвал дать более точное определение, что такое «инновационный препарат», а также обозначить объективные критерии – на каких условиях государство будет готово его закупать.

«Мы провели исследование предварительно по пяти различным методикам, которые оценивались в нашем коллективе. Мы сегодня предлагаем систему один миллион рублей за год качественной жизни для обычных препаратов, для обычных заболеваний. Для онкологических заболеваний 6 – 7 миллионов рублей. И порядка 18 – 20 миллионов для орфанных заболеваний. Это не отсечение. Это та граница, которую если препарат переходит, есть повод подумать более внимательно, стоит ли финансировать эту технологию. Если препарат укладывается в эту сумму, то это говорит о том, что государство может себе позволить финансировать этот препарат», - сказал Виталий Омельяновский.

Кроме того, он призвал снова поднять вопрос внедрении при госзакупках системы разделения рисков (risk-sharing), при которой государство оплачивает производителю лишь препараты, которые дали ожидаемый эффект и помогли пациенту. Такой подход позволяет апробировать дорогостоящие инновационные разработки, но не тратить средства впустую.

Алексей Алехин рассказал о том, что при разработке инновационных препаратов компаниям необходимо отталкиваться прежде всего от потребностей, которые существуют в сфере здравоохранения, тогда на разработки будет спрос. Минпромторг, со своей стороны, предлагает специальные меры поддержки для создания востребованных врачами и пациентами препаратов и медизделий.
Директор по экономике здравоохранения компании «Р-Фарм» Александр Быков привел пример такой поддержки.

«Минпромторг поддержал разработку инновационного препарата для лечения больных гепатитом С. Около 750 миллионов рублей было задействовано в разработку препарата второго поколения. Гепатит С – это то направление, которое может на сто процентов быть излечено. Не всякая инновация может показать такой результат», - сказал он.

Идею внедрения схемы разделения рисков, а также долгосрочных трех-пятилетних госконтрактов на поставки инновационных препаратов поддержал депутат Госдумы Александр Петров.  Кроме того, он отметил, что у инновационных и орфанных лекарств должны быть особые условия входа на рынок.

«Я вас уверяю, в 2019-м году закон о регистрации лекарственных препаратов претерпит существенные изменения. Мы видим, что невозможно все лекарственные препараты всех видов оформлять по одному закону. Это разные группы. Если касаться инновационных лекарственных препаратов, то абсолютно точно нужно в законодательство вводить формулировку «регистрации на условиях». Речь идет о том, что первые две фазы клинических испытаний – это дорегистрационные, а третья фаза клинических испытаний при определенных условиях и наборе этих условий может быть пострегистрационной», - отметил в своем выступлении Александр Петров.

Кроме того, он пообещал в ближайшее время внести законопроект о том, чтобы российские инспектора надлежащих производственных практик (GMP) проверяли не только иностранных фармпроизводителей, но и площадки производства активных фармацевтических субстанций. Потому что в последнее время участились случаи отзыва с рынка препаратов, произведенных из потенциально опасных для здоровья некачественных субстанций.

Вице-президент по развитию бизнеса ГК «Фармасинтез Олег Астафуров предложил правительству субсидировать клинические исследования инновационных препаратов.

«Мы предлагаем Правительству и, соответственно, Минпромторгу, рассмотреть возможность субсидирования до 75% расходов на проведение доклинических и клинических испытаний инновационных лекарственных препаратов, которые будут одобрены, пройдут экспертизы и будут востребованы как пациентским сообществом, так и врачами. И еще 75% субсидирования расходов на третью фазу – уже международные клинические испытания», - предложил Олег Астафуров.

В качестве эксперта от компании «Рош» в мероприятии принял участие Сергей Васильченко, менеджер по взаимодействию с институтами здравоохранения и общественными организациями, который обратил внимание на необходимость мультикритериальной оценки «прорывных» технологий при формировании ограничительных перечней и федеральных программ (ЖНВЛП и «12 нозологий») на примере первого в мире препарата для лечения ингибиторной формы гемофилии А с подкожным введением и периодичностью применения до 1 раза в 4 недели, позволяющего существенно снизить число кровотечений и вернуть пациентам нормальную качественную жизнь.

Кроме того, он перечислил меры, которые могут способствовать развитию инвестиционной деятельности на российском фармрынке иностранных фармпроизводителей лекарственных препаратов инвестировать в развитие российского фармрынка. «Мы поддерживаем инициативу Минпромторга в отношении долгосрочных контрактов, которые дают дополнительные гарантии возврата инвестиций при внедрении новых препаратов как иностранным, так и российским производителям. Система разделения рисков также поможет найти лучшее соотношение затраты-эффективность и поддержать компании, которые должны стать локомотивами в привлечении инвестиций в российскую экономику и развития фармотрасли в следующем десятилетии», -  полагает Сергей Васильченко. 

Подводя итоги встречи представитель Минпромторга Алексей Алехин поблагодарил всех участников круглого стола за идеи и предложения, а пообещав обобщить их и учесть при разработке стратегии развития отрасли «Фарма 2030».
11